ГЛАВА МИССИИ НА ПЕРВОМ КАНАЛЕ

Читайте перевод интервью на русский язык: 

Добрый вечер!

С конца марта 2017 года граждане Грузии смогут передвигаться без виз в Шенгенской зоне. Это конечно же касается и жителей окупированных территорий Грузии. Общеизвестно, что свободное передвижение является фундаментальным правом человека. К сожалению, в 21 веке, в нашей сегодняшней реальности, на нашей родине определенная часть граждан не может в отличие от других свободно передвигаться не только в Шенгенской зоне, но даже по остальной Грузии.

Абхазия и Цхинвальский регион оккупированы российскими войсками. Теперь оккупационный режим закрыл два пункта пересечения из четырех.

В сегодняшней передаче мы будем обсуждать в основном и этот вопрос. Уже были сделаны заявления поддержки со стороны дружественных стран и организаций по этому вопросу и в студии мы будем беседовать с руководителем Миссии Наблюдателей Евросоюза. Посол г-н Кястутис Янкаускас является сегодняшним гостем нашей программы. До того, как перейти к вопросам, я хочу познакомить Вас с этим человеком. Он карьерный дипломат дипломатической службы Литвы, начавший свою деятельность в 1991 году и  с 2015 года является руководителем Миссии Наблюдателей Евросоюза в Грузии. Соответственно, он очень хорошо знаком с постсоветским пространством, прекрасно осведомлен с чем он имеет дело в Грузии и я думаю, держит руку на пульсе.

Г-н Посол, в первую очередь хочу поблагодарить Вас за то, что Вы пришли. Вот мой первый вопрос.  

Как Вы оцениваете закрытие двух пунктов пересечения из четырех, я подразумеваю Набакеви – Хурча и Отобая – Орсантия и насколько оно будет наносить ущерб населению, живущему по обе стороны административной границы, в том числе, в первую очередь в сфере свободного передвижения учеников школ?

Добрый вечер. Да, Вы абсолютно правы. Закрытие 2 контролируемых пунктов пересечения в Хурче и Орсантия отрицательно сказывается, прежде всего, на людях, проживающих по обе стороны административной границы в прилегающих к ней селах. Мы внимательно следили за тем, сколько лиц, совершающих регулярные поездки, пересекают и мы насчитали более тысячи пересечений в день на этих двух пунктах пересечения. Теперь у этих людей больше не будет такой возможности. Им придется преодолевать большие расстояния, им придется платить дополнительные денежные сборы, это будет влиять на вопросы их жизнеобеспечения, их повседневную жизнь, им придется прилагать дополнительные усилия и проходить дополнительные расстояния, чтобы посетить своих родственников и семьи, конечно, это негативные последствия. Для меня это звучит как дальнейшее разделение местной общины, особенно это разрушительно для школьников, по крайней мере, 29 из них, о которых мы знаем, дети разных возрастов, которые ежедневно пересекали административную границу, каждый день, чтобы добраться до школы и вернуться. Теперь им нужно будет найти другие способы сделать это, и для большинства из них расстояние, которое они должны проходить каждый день, увеличится до 50 или 60 километров. Жизнеспособно ли это? Могут ли они с этим справиться? И есть много других проблем, таких, как я уже упоминал, посещение родственников, поход за покупками, посещение различных семейных мероприятий. Конечно, это негативно. Мы на данный момент усилили наше наблюдение на этих 2 пунктах пересечения и в целом там вдоль административной границы, и будем продолжать наблюдать, какое именно воздействие это окажет на местное население.

Насколько возрастут, или как Вы думаете, возрастут ли статистические показатели инцидентов, особенно задержаний после закрытия этих двух пунктов пересечения?

Посмотрим. Дайте нам время для наблюдения за этим, однако объективные причины указывают на то, что люди могут проявлять больше склонности пересекать административную границу через реку Энгури неконтролируемо: ночью, пересекая реку, пытаясь скрыться и избежать задержаний из-за разных факторов, потому что у них нет времени ехать на мост Энгури, из-за большей стоимости такси или транспорта, при необходимости неотложной медицинской помощи или по многим другим причинам. Поэтому мы очень осторожны в этом, мы будем продолжать наблюдать за этим, однако, сложно сказать в этот данный момент времени.
 
Спрошу более конкретно, Вы работаете очень эффективно, во всяком случае, в рамках тех возможностей, которые имеются сейчас, в данной ситуации. Мы, например, помним убийство Отхозория, ужасный инцидент, произошедший у административной границы. Что конкретно делает Миссия, чтобы избежать подобных или других инцидентов, для их превенции?

Присутствие Миссии - это единственное международное присутствие на местах. Я глубоко убежден, что это помогает, это поможет предотвратить многие инциденты, такие как трагический инцидент, произошедший с Гиоргием Отхозория. У нас есть инструмент, называемый МПРИ, предусматривающий собой предотвращение-Механизм Предотвращения и Реагирования на Инциденты. Сейчас, после мая прошлого года, после этого трагического убийства, эти встречи возобновились. Они проходят в Гали, они проводятся каждый месяц, и на этих встречах вокруг стола встречаются абхазы, грузины, русские, ООН и мы, МНЕС, продолжаем обсуждать все вопросы, имеющие отношение к ситуации безопасности на местах. Поэтому мы поднимаем эти вопросы, пытаемся обмениваться информацией, уточнять позиции, и я могу утверждать, что это служит также профилактическим целям. Во-вторых, представьте, как-будто бы Миссия- дорожная полиция. Когда мы находимся там, я могу сказать, что представители структур безопасности на обеих сторонах, особенно на другой стороне, ведут себя лучше. Таким образом, международное присутствие помогает избежать некоторые из этих инцидентов. И последнее, но не менее важное: у Миссии есть Горячая Линия, телефон при нас круглосуточно и ежедневно, обеспечивая связь между грузинами, абхазами, русскими и мы продолжаем передавать сообщения, когда есть что-то подозрительное или даже после инцидента, когда произошел инцидент, когда произошло задержание, пытаемся уточнить, находится ли человек, он или она, в порядке, и пытаемся договориться о более быстром освобождении, установить личности, так что это комплекс вопросов. Без международного присутствия, я бы сказал, ситуация могла бы быть намного хуже. 

В принципе я с Вами абсолютно согласен, факт что Вы работаете в течение 24 часов 7 дней в неделю. Я хочу у Вас спросить с какими препятствиями сталкивается Евросоюз и его Миссия Наблюдателей на данном этапе. На Вашей официальной веб-странице написано что де-факто власти Абхазии и Южной Осетии не разрешают Вам доступ. Можете ли Вы мне ответить, что реально не власти Абхазии и Южной Осетии, а Россия стоит за всем этим. Именно Россия не дает права доступа на те территории.

Вы абсолютно правы, Миссия с момента начала работы в 2008 году, никогда не имела доступа к полномасштабному неограниченному наблюдению на территориях Абхазии и Южной Осетии через административную границу. Это не проблема Европейского Союза. Наш мандат, предоставленный нам странами-участницами, распространяется на всю территорию Грузии в пределах ее международно- признанных границ. Таким образом, мы готовы проводить это наблюдение в любое время и мы продолжаем поднимать этот вопрос, однако до сих пор у нас нет этой возможности, и я бы сказал, что это связано с различными политическими позициями, различными политическими позициями русских, абхазов и югоосетинцев. Мы продолжаем обсуждать это и мы будем поднимать этот вопрос, и мы попытаемся получить этот доступ. В отсутствие этого, мы продолжаем наблюдать, но мы используем все другие альтернативные источники для получения информации, и мы стараемся информировать насколько это возможно, как можно более точно, страны-участницы ЕС.
 
В средствах массовой информации была распространена информация об открытии железной дороги через Абхазию. Спрошу у Вас просто гипотетически – насколько открытие железной дороги повлияет на безопасность населения, проживающего на обеих сторонах и насколько все это повлияет на саму Миссию? Есть ли у Вас информация, проводятся ли определенные восстановительные работы, которые проводились и раньше на той территории конфликта?

Что ж, если бы вы отправились на прежний пункт пересечения, тот, который был закрыт весной прошлого 2016 года, который назывался Шамгонским, это там, где проходит железная дорога, вы ясно увидите, в каком состоянии эта железная дорога сегодня. Она сломана, она разрушена, она не отремонтирована. Мы внимательно следим за тем, что с ней происходит. Появилась информация о том, что в прошлом году российские железнодорожные войска были развернуты и якобы имели место некоторые ремонтные работы. Мы продолжали внимательно следить за этим, однако они ушли и, откровенно говоря, насколько нам известно, положение этой железной дороги по-прежнему находится в очень очень плохом состоянии. Таким образом, я не предвижу, чтобы что-либо действенное произошло в ближайшее время, и мы будем внимательно следить за этим.
 
Проблема «бордеризации». Россия не выполняет мирное соглашение от 12 августа 2008 года при участии Евросоюза, России и Грузии. Как Вы думаете, насколько наличие данной проблемы мешает Миссии полностью осуществлять свой мандат, охватывающий всю территорию. Но Вы подразумеваете Грузию де-юре, де-факто вы туда войти не можете. Что должно быть сделано со стороны всех, чтобы абсолютно все пункты   соглашения от 12 августа, включая вышеуказанный пятый пункт, были осуществлены?

Вы правы, шестипунктное соглашение, которое было подписано при посредничестве ЕС, представленного тогдашним Президентом Франции, было согласовано между Президентом России и Президентом Грузии.  Оно является основой прекращения огня, и для нас также является основой, для развертывания Миссии Наблюдателей  ЕС в Грузии. Четыре раза в год мы встречаемся в Женеве, переговоры, которые возглавляют 3 сопредседателя - ЕС, ООН и ОБСЕ, называются Женевскими международными дискуссиями. Мы, Миссия, ездим на эти встречи и представляем ситуацию безопасности на местах, и каждый раз, нам приходится говорить, что шестипунктное соглашение не выполняется, потому что пункт 5-ый, в котором говорится, что российские войска должны выйти на линии, которые они занимали до боевых действий, пока не реализован. Это одна из причин того, почему Миссия продолжает наблюдение и почему этот конфликт еще не разрешен. В шестипунктном соглашении также упоминается о мерах безопасности, и работа продолжается с тем, чтобы обозначить, какие и как меры безопасности могут быть установлены и реализованы.
 
В конечном итоге, после закрытия этих  двух пунктов пересечения осталось два. Конечно же возрастет поток переходящих лиц, но к сожалению, за этим последуют инциденты. Как Вы собираетесь избежать этих инцидентов? Если бы мы имели дело с другим государством, еще можно было бы говорить по другому, но это Россия, которая оккупировала территории Грузии и там стоят российские оккупационные войска.

Ну, определенно, любая постконфликтная среда непростая, и мы здесь не потому, что это легко, а потому, что это правильно. Происшествие инцидентов возможно, инциденты происходят, до сих мы успешно справляемся с ними и работаем по ним. Честно говоря, я бы сказал, что сегодня ситуация безопасности – она нехорошая, но могло бы быть гораздо хуже, если бы не было международного присутствия на местах. Существующие вызовы - это, конечно те, которые вы упомянули, прежде всего, доступ в Абхазию и Южную Осетию. Но как Миссия мы стараемся охватить настолько больший участок местности, территории, насколько мы можем, осуществлять мобильные гибкие патрули в течение дня и ночи, присутствовать и опять таки создавать атмосферу для местных общин, с которыми мы постоянно беседуем. Мы взаимодействуем с представителями общин, слушаем их рассказы, собираем информацию, передаем эти истории и информацию в наших докладах странам-участницам ЕС, информируя их о реальной действительной ситуации на местах, что также помогает Европейскому Союзу формировать свою политику. Мы не одни, Миссия является частью семьи Европейского Союза, у вас есть Делегация Европейского Союза, у вас есть Специальный Представитель Европейского Союза на Женевких международных дисскусиях и он является их ведущим. Итак, есть проблемы, но я думаю, то что мы здесь находимся, то что ЕС здесь находится создает ощущение, что вы здесь не одни, что Европейский Союз с вами, и я бы сказал, что Миссия является одним из выражений того, что ЕС проявляет приверженность к безопасности Грузии, чтобы этот конфликт оставался спокойным и тихим, а также к невозобновлению военных действий. И я желаю, чтобы прилагая все эти усилия, мы помогли Грузии, а также помогли бы людям в Абхазии, в Осетии, двигаться вперед.
 

Большое спасибо г-н Посол. Посол Кястутис Янкаускас являлся сегодняшним гостем нашей программы. В заключение мы скажем – да, мы не одни, да, Евросоюз, куда мы стремимся, является нашим стратегическим партнером и его Миссия Наблюдателей в каждодневном режиме работает в Грузии, работает для безопастности населения вблизи оккупированных территорий и всячески работает для соблюдения спокойствия и сохранения мира.

 
 
 
 
Follow Us
Кто мы и что делаем
Поздравление Главы Миссии с 8 марта
Глава Миссии на "Месаме"
Глава Миссии беседует с JRC
Один день патрулирования с МНЕС
Глава Миссии на Маэстро ТВ
Глава Миссии встретился с главой Аджарского правительства
ИМЕДИ ТВ о сотрудничестве МНЕС и HALO Trust

РЕПОРТАЖ ОБЩЕСТВЕННОГО ТЕЛЕВЕЩАНИЯ ГРУЗИИ О ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ МНЕС
ДЕЙСТВУЮЩИЙ ГЛАВА МИССИИ 
НА ОБЩЕСТВЕННОМ КАНАЛЕ
Обновленные данные о Миссии